Иосип Борода (iosipboroda) wrote,
Иосип Борода
iosipboroda

Categories:

Дрейф ч.1

Ну, поздравьте меня, кажется я созрел до вещи, большей чем рассказ. Не роман, но, наверное, повесть.
Если кого-то заинтересовало или хотя бы дочитали кусок до конца - просьба в комментах отметиться - это придаст уверенности продолжать :)

Дрейф


- Уолт, посмотри, там в ящике должна быть лампа.
Инженер светил фонарём в нутро выдвижного ящика:
- Не вижу, кэп.
- Ищи-ищи, точно должна быть.
- Нашел. Последняя.
Вновь загоревшийся в каюте свет заставил зажмуриться собравшихся. Капитан Стивенс, бортинженеры Грин и Шевцов, Себальос - главный энергетик, и глава медслужбы Шин сидели у стола, заваленного схемами. Поверх лежали пара видавших виды планшетов.
- А ведь так у нас со всем, кэп, - Грин катнул по столу сгоревшую лампу по столу, - скоро в темноте все сидеть будем.
- Ну да, Уолт, - скривился Стивенс, - и вот в таких условиях ты хочешь забрать у меня лучших техников, бортинженера, и отправить их к чёрту на рога. С неизвестным результатом, что характерно.
- Кэп, толку от нас, если чинить будет нечем. Регенераторы дышат на ладан, фильтры кончились - воды для оранжерей скоро начнет не хватать. Швы по стыку 4-5 опять начинают сифонить. Олег, что с наноботами для экрана?
- Получили новое поколение - шлак, как есть, - подал голос Шевцов, - Рабочих - процентов 20, и это при том, что рабочими мы считаем тех, кто выдает хотя бы половину от паспортной эффективности. Восьмое поколение, при максимально позволенных трех.
- С реактором все неплохо, - ответила на вопросительный взгляд капитана Себальос, но вот с понижающими трансформаторами - беда. Запчасти уже тоже сами сочиняем, из чего придётся. Энергия будет, но вот воспользоваться ей не получится.

Стивенс снова поморщился.
-Да-да, Мэтью, все так, - продолжал напирать Грин, - помедлим ещё, - вообще не сможем собрать экспедицию, а здесь все развалится, медленно, но верно. А в "двойке" - запчасти, матрицы наноботов, инструменты. И главное - цеха, цеха. Полные станков. Там же не было боев, его разгерметизировали моментально.
- Возможно и "корова" найдется, - мечтательно изрек Шин, бывший достаточно пожилым, чтобы помнить вкус мяса.
- Конечно, - подхватил Грин, - и не одна, скорее всего.
Стивенс продолжал сидеть с лицом человека, съевшего лимон.
- Все это понятно, но нам едва хватает людей и инструментов, чтобы всё не развалилось прямо сейчас. Вы предлагаете забрать лучших техников, лучшие инструменты. В наилучшем случае - на две-три недели. А если 5-6 начнет не сифонить, а посыплется как 6-7 в прошлом месяце? И куда мне будет девать оттуда триста человек?
- Уплотнитесь, куда деваться, - развел руками Грин, - а во-вторых, он не должен посыпаться, верно, Олег?
- Не должен. Выпустим этих новых уродцев, месяца два они будут справляться точно.
- Два месяца, кэп. Мы три раза туда-обратно обернёмся.
- Да? Вы пробовали два года назад пройти по второму технологическому - сколько вы прошли за неделю?
- Около километра. И прошли бы дальше, если бы не утечка, из-за которой пришлось вернуться.
- Ага. А сколько до "двойки", напомни?
- Двенадцать, - закатил глаза Грин, - Но в этот раз попробуем пойти по восьмому - есть надежда, что пройдём "пробку" из завалов на первом километре, а дальше он будет посвободнее.
- А если нет?
- А если нет, попробуем пойти шестым.
- Он же разворочен в самом начале, обшивки нет, несколько сот метров голых ферм - излучение "единицы" угробит вас в момент, это чистой воды самоубийство!
- Себальос, - Грин повернулся к энергетику с видом человека, вынимающего козырь из рукава.
Себальос потянулась к одному из планшетов, в несколько касаний вывела на экран графики.
- В течение последнего года мы выявили четкие циклы снижения активности ядра "единички" - дважды в месяц есть восьмичасовое окно, когда уровень излучения снижается до приемлемого.
- Приемлемого? - поднял бровь Стивенс.
- Ну, лишнего, конечно, хватанут, - кивнула Себальос, - но не смертельно. А при правильных медикаментах и капельке везения - так и вообще без последствий.
- Долорес, ты ли это? - капитан покачал головой, - Ты же ядерщик. Ты предлагаешь положиться на какие-то циклы, хотя прекрасно знаешь, что ядро "единицы" нестабильно, и может взбрыкнуть в любой момент?
- Знаю. Но циклы повторялись год. А ещё я знаю, что через два-три месяца я не смогу обеспечить требуемый выход энергии. Трансформаторы, - Себальос развела руками, - А "единичка", она всегда может взбрыкнуть так, что нас тут всех до единого моментально поджарит, невзирая на экран. Больше сорока лет как живем возле этой бомбы.
Стивенс закрыл лицо руками и шумно выдохнул.
- Черт с вами, - капитан повернулся к Грину, - мне нужны расписания ремонтных бригад на время вашего отсутствия, из расчёта, что вас не будет полтора месяца...
- Два, Мэтью...
- Полтора месяца, - повторил Стивенс, - включая аварийные расписания.
- Понял тебя. Послезавтра будет готово.
- Хорошо. Если ни у кого нет вопросов, всем спасибо, всем спокойной ночи.

* * *

Мэтью улёгся в койку и попытался уснуть. Конечно, Грин был прав - оттягивать было уже просто нельзя - некуда. Но его не оставляло ощущение, что стоит экспедиции отдалиться от обитаемой части "тройки", как случится что-то отвратительное, чего никто не ждет. Но оно случится, и одиннадцать тысяч душ снова окажутся на грани выживания. Уолтер был мальчишкой во время мятежа, но на всю жизнь запомнил десятки монтажников срочно возводивших экран над "тройкой", в муках умирающих от лучевой болезни. В полутемном тесном лазарете, где не было ни единой свободной поверхности - кругом лежали заживо разлагающиеся люди, которые спасли ценой своей жизни всех остальных. Отец Стивенса, один из врачей лазарета, с начала мятежа спавший не более двух часов в сутки, ничем не мог им помочь - не было медикаментов, энергии хватало только на самое необходимое.

Грин родился уже после мятежа - дитя тесных кают, предназначенных для четверых, где жило по двадцать человек, а то и больше. Он уже не застал ада первых месяцев после мятежа - когда последнее население корабля было на краю гибели. Но и ему досталось сполна. Оставшиеся в живых лишь чуть задержали лезвие гильотины - но постоянно жили под ним. Утечки, аварии, полуголодные рационы - остатки населения "тройки" продолжали отчаянно бороться за жизнь все сорок два года после мятежа, без отдыха и перерывов. И они медленно проигрывали эту войну. Чтобы продолжать бороться - нужно было совершить сверхусилие, на котором и настаивал Грин. Молодежь...

Основной движущей силой мятежа тоже была молодежь. В их рядах были лишь те, кто родился уже на корабле. "Вы всё решили за нас" - кричали они. Бесполезно было объяснять, что после сорока лет разгона им не удастся вернуться назад даже стариками - это было массовое помешательство: "Пусть хоть наши дети вернутся домой и будут жить как люди!". Грин ещё помнил последних мятежников, выловленных в коридорах его родной "тройки", которая надолго превратилась в поле ожесточённых боев, искалечивших модуль, порой даже казалось, что искалечивших смертельно. Временами Стивенсу думалось, что они не столько хотели вернуться, сколько просто сорвать цель полёта. Фанатики, не остановившиеся ни перед чем: разом убившие сто тысяч населения "двойки" разгерметизацией, и попытавшиеся взорвать реактор "единички", когда стало ясно, что их дело проиграно. Нестабильное ядро реактора тоже стоило жизни всему населению первого модуля, за исключением считанных единиц. Молодежь... Стивенс закрыл глаза и провалился в тяжёлый сон без сновидений.
Tags: "Дрейф", моё
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments